Проект "Извне"

Темой для нашего проекта стали произведения Говарда Филипса Лавкрафта (наша первая выставка в рамках проекта "Извне" состоялась в 2013 году). Нас вдохновляла атмосфера его работ, тот самый таинственный и мрачный мир, который и породил особый жанр искусства, называемый "лавкрафтовским ужасом".

Г.Ф. Лавкрафт оказал колоссальное влияние на мистическую и фантастическую литературу. Самым известным (но далеко не единственным) его последователем является знаменитый "Король Ужасов" Стивен Кинг. Впрочем, влияние Лавкрафта ощущается не только в литературе. В изобразительном искусстве атмосферу его безумных текстов наиболее точно выразил Ганс Рудольф Гигер. Заметное влияние испытал кинематограф и, конечно же, музыка.

Каждый воспринимает произведения Лавкрафта по-своему, но все же что-то общее у всех последователей гениального безумца есть: для того, чтобы адекватно воспринять всю глубину лавкрафтовского ужаса, на какое-то мгновение нужно самому стать безумным. Выйти за рамки традиционного восприятия и заглянуть в глубины непознанного и непознаваемого космоса.

И все-таки почему мы разграничиваем понятия "ужас" и "лавкрафтовский ужас" на два самостоятельных жанра?

Когда мы слышим слово "ужас", применимое к любому жанру искусства, мы представляем себе некий объект, пугающий ощущением странности, неприязни, а иногда и откровенной гадливости. Зомби, монстры, чудовища под кроватью - все эти странные, и все же познаваемые объекты, являются признаками ужаса традиционного.

Лавкрафтовский ужас - по определению непознаваем. Он не ставит своей целью напугать нас, заставить вскрикнуть от неожиданности или зажмуриться от страха. В глубины неизведанного мы смотрим широко раскрытыми глазами, не способные, однако, ни понять, ни принять того, что скрывается за пределами привычной нам вселенной. Человеческий разум не может объять всю полноту мироздания и не может проникнуть в суть законов природы, ибо за ними кроются хаос и безумие, не совместимые с нашим хрупким сознанием. Безрассудное любопытство, гордыня и мысль о собственном превосходстве над природой могут привести нас к разгадке вселенских тайн, но их осознание грозит неминуемой гибелью.

Следуя законам жанра, мы не пытаемся напугать читателя или зрителя. Нас интересуют не монстры, а люди, подошедшие слишком близко к границе познания. Их взаимодействие с неведомым, их душевные метания и конечный выбор - удовлетворить свою любопытство или поддаться уговорам разума и оставить тайну в покое. Нас самих, по примеру наших героев, влечет эта запретная неизвестность.

В этом проекте мы постарались охватить самые разные проявления жанра. Помимо затронутых классических лавкрафтовских и окололавкрафтовских тем, мы от души поэкспериментировали в разных стилистиках и на перепутьях самых разных направлений, начиная от скандинавских саг и заканчивая научной фантастикой.

В конце концов, человека во все времена интересовало то, что скрывается там, за границами известного ему мира. И всей душой я надеюсь, что тягу к неизведанному человечество не утратит никогда. 

 

Команда "Извне"

фотограф vis-caeli

Максим Власов (Des-Azar)

фотограф vis-caeli

Фантазия всегда следовала параллельно с моей "светской" жизнью. Бок о бок, близко, едва касаясь друг друга. Еще в школе, в классе с математическим уклоном, а потом и в институте на модной (но совсем не "литературной") специальности, связанной с IT-технологиями, я начал записывать истории, влезавшие в мою голову в темных тоннелях московского метро. Звучащая в наушниках музыка, смешиваясь с монотонным стуком колес, звучала фоном для мечущихся, слагающихся в образы мыслей. Всегдашняя давка в часы пик нисколько не мешает погружению в себя и созерцанию сцен, разыгрывающихся тенями по ту сторону стекла. Наоборот, когда ты зажат людьми и нет возможности даже раскрыть книгу, у тебя просто не остается другой возможности, кроме как уйти в себя. Возможно, если бы я тогда умел водить автомобиль, то многие рассказы так и не сложились бы.

Я окончил институт, поступил на работу, уводящую меня в области, быть может, чуть более романтичные, чем компьютерное железо и настройка программ, но все еще далекую от писательства. Сейчас я инженер отдела подводно-технического оборудования. Сфера моей деятельности охватывает подводных роботов, телеуправляемых и автономных, а также различные приборы, способные выдержать колоссальное давление глубин. Это интересная и необычная работа. Выпускаясь из института, я и не думал, что мне придется работать с машинами, прорезающими вечную темноту океана. Но работа и море занимают не главенствующее положение в моих мыслях.

Я так и не научился водить, а потому путь на работу и домой пролегает все через те же туннели метро, через те же толпы, а обитающие под землей тени все так же кружат перед моими глазами, пробуждая к жизни новые истории.

Власов Максим (Des-Azar)
Прасковья Власова (Girhasha)

фотограф vis-caeli

Иногда мне кажется, что вся моя жизнь управляется каким-то сверхъес- тественным везением, дарованным Извне. Эта странная сила заранее определила то, что было для меня необходимо, и она же безжалостно отсекла все, на что мне не следовало растрачивать свое внимание. Она выбрала мне профессию, быстро задавив мои слабые попытки пойти по неправильному пути (по образованию я промышленный дизайнер и до сих пор продолжаю работать по моей непосредственной специальности). Она подбросила мне работу, которую не назовешь ни перспективной, ни денежной, и все же единственно правильную работу, которая как никакая другая подходит для моего образа жизни. Эта сила властно ограждала меня от ненужных людей до тех самых пор, пока не появился тот, кто стал продолжением моих мыслей и стремлений.

Сколько себя помню, я проводила все свободное время что-то придумывая, рисуя или собирая из самых разных материалов. Это занимало мои мысли, но не давало настоящей цели. Наконец, когда я почти устала спрашивать себя: что дальше? что-то (быть может, та самая таинственная сила Извне?) подкинула мне странную идею, в которую мы поначалу с трудом поверили.

- Ты что, действительно хочешь делать кукол? - с сомнением спросил он.

- Хочу. Но это будут совсем не те куклы, о которых ты думаешь, - с уверенностью ответила я.

Впрочем, я могла бы и не отвечать. Как обычно, он поймал мою мысль еще до того, как она была произнесена. Совсем скоро мы сделали нашу первую совместную куклу. Мне принадлежало материальное воплощение, а ему слова.

Все, что я делаю, никогда не явилось бы на свет без помощи моих талантливых друзей и учителей, моих понимающих родственников и, конечно, моих доброжелательных и любопытных коллег. Но на плечах моего соавтора и соратника лежит ровно половина груза ответственности за все содеянное.

Власова Прасковья (Girhasha)

Раз за разом призывая к себе в музы и наставники неведомое и позволяя своей фантазии уносить разум за границы осознанного мира, ты рискуешь попасть в сети невидимых духов и коварных существ, таящихся во тьме. Путешествовать в потемках в одиночестве глупо и опасно. Не разбирая дороги можно легко оступиться и сойти с узкой тропы, пролегающей над бесконечной бездной.

В том непонятном и причудливом мире необходим проводник и защитник, знающий безопасные дороги и местные обычаи. Тот, кто способен привести человека в тот мир, а после помочь найти дорогу домой. Тот, кто является частью обоих миров и умеет ходить по их тонкой кромке.

Таким проводником может стать внутренний свет души, который как фонарь будет разгонять сгустившийся мрак, оберег с заключенным в него благожелательным духом, или же животное, ведущее свой род из тени потустороннего мира.

Этим проводником стал для нас Шоггот. Он принимает активное участие во всех наших проектах и нередко направляет их, подсказывая верные шаги. В его венах течет кровь, хранящая воспоминания о жаре раскаленных песков и пронизывающем холоде темной ночи тех далеких земель, которые сейчас называют Эфиопией. Таинственная и дикая Африка - прекрасная родина для гида, сопровождающего по ту сторону сознания.

Шоггот (Готя)

© 2015  Извне.

Максим Власов (Des-Azar)