Подвеска "Золото Бездны"

Подвеска "Золото Бездны"
Подвеска "Золото Бездны"
Подвеска "Золото Бездны"
Подвеска "Золото Бездны"
Подвеска "Золото Бездны"
Подвеска "Золото Бездны"
Подвеска "Золото Бездны"

Автор: Прасковья Власова (Girhasha).

Материал: серебро и янтарь (продано), бронза и янтарь (продается).

 

"Все чаще я прихожу на безлюдный, дикий берег, где холодные ветры выгрызают в скалах глубокие щели, а волны дробят и перемалывают хрупкие камни. Я брожу по узкой полоске толченых осколков лавы и пепла, зажатой между отвесными скалами и рокочущим морем. Я никогда не видел здесь даже следов других людей, да и животные стараются обходить это место стороной. Только крикливые чайки порой парят в отдалении, не решаясь приблизиться. 
Стоит только спуститься к морю, как все цвета неожиданно выцветают, точно на старом снимке, превращаясь в бесконечные градации черного и серого. Рокот волн и свист ветра в скалах заполняют мир и глушат все другие звуки, пытаются пробраться в голову и затопить мысли. Непрерывно меняющийся на песке рисунок пенных разводов приковывает взгляд, будто маятник в руках гипнотизера.
Иногда мне чудится, как в этом мрачном пейзаже вспыхивают цветные пятна. Я вижу то распустившийся на водной глади цветок из светлых волос, то алое пятно крови, оставшееся на острых камнях, то неясный силуэт, белый, как молоко, зовущий меня из темной глубины. Но стоит только подойти ближе, как мираж исчезает. В этом месте меня одолевают тоска и призраки.
Когда прилив поглощает узкую полоску песка, я забираюсь на вершину утеса и смотрю на разверзнувшуюся у меня под ногами ненасытную бездну. В эти моменты я чувствую, как начинает оттягиваться карман куртки, в котором лежит кулон. Я борюсь с желанием зашвырнуть его обратно в пучину, откуда он и появился. Со всей силы, до боли, я сжимаю его в руке, чувствуя как холод, который живет в нем, ползет вверх по предплечью. Но как бы ни была сильна моя ненависть к этому проклятому украшению, я не в силах выбросить его, ведь это единственная ниточка, которая еще связывает меня и ее.
Янтарь, зажатый в коконе переплетенных щупалец, блестит, словно текучее золото. Его поверхность всегда холодна и покрыта влагой, будто его только что вынули из морской пены. Даже теперь, не смотря на таящееся в нем зло, я не могу оторвать взгляда от изящных изгибов металла и чарующей глубины камня.
Она нашла его здесь на берегу, в тот же день, когда я первых раз привел ее в свое секретное убежище. С тех пор успело минуть три года, наполненных любовью и счастьем, которые постепенно перерастали в горе и безумие. Врачи говорили, что припадки пришли из-за наследственного неврологического заболевания. Они прописали ей таблетки, которые выдворяли из ее головы не только болезнь, но и все прочие мысли. И только здесь, глядя на ревущее, разбивающееся о подножье утеса море, потухшие глаза вновь наполнялись жизнью. В эти мгновения она всегда теребила цепочку с медальоном, который никогда не снимала.
Доктора были неправы: причина ее болезни была скрыта не в дурных генах, а в золотом камне, который без конца шептал ей о спокойствии глубины, о том, как баюкают волны, и до чего мягка рябь на воде. В один день я не уследил за ней, и она бросилась с обрыва в объятия штормовой пучины. Я лишь успел увидеть, как вода поглотила ее. Тело так и не нашли, только спустя несколько дней я увидел золотой блеск, пробивающийся сквозь черный песок.
Теперь я тоже слышу шепот и чувствую влекущее спокойствие бездны. Я безуспешно пытаюсь противиться этому, но с каждым днем все ближе подхожу краю обрыва. С каждым разом мне все сложнее убедить себя в нереальности такого знакомого и родного голоса, который обещает мне встречу под поверхностью темных вод…" 

 

© 2015  Извне.